Как Иван Царевич и Ходжа Насреддин кашу варили

В некотором Царстве-Государстве жил Царь и было у него три сына. Дела в том Царстве шли ладно да складно. Однажды Царь прилег отдохнуть в своей опочивальне. Овладел им глубокий крепкий сон. Время шло. Дни сменяли ночи. Зима сменила лето. А Царь-батюшка все не пробуждался, и спал без задних ног. Наступили холода. Решили братья печь топить, а дров нет. Отправился тогда старший брат в дремучий лес по дрова и не вернулся из лесу. Сколько ни ждали братья его возвращения, так и не дождались. Стало им одиноко, голодно и холодно. Беспокойство овладело братьями. Так они и жили. Прошло 100 лет, и опостылела тяжкая жизнь среднему брату. Тогда попросил он младшего брата Ивана Царевича пойти в царскую опочивальню и разбудить Царя-батюшку. Послушался Иван Царевич и отправился в царскую светлицу.

 

Заходит, а в светлице темно и Царя-батюшки нет. На потолке висит золотой щит на шестнадцать ручек. Снял Иван Царевич щит. А за ним круглое окошко, в окошке четыре стеклышка, каждое стеклышко о восьми сторонах и двенадцатью золотыми гвоздиками крепится. Залил белый свет всю светлицу. И при ясном свете заметил Иван Царевич на щите загадку премудрую:

 

Девять выстроятся в ряд,

В полукруге круг узрят.

 

В коло обернутся три.

Один в двух ладьях лети.

 

Три ладьи звезду родят,

Пять в двенадцать превратят.

 

Дно железное взойдет,

Щит сей сам его найдет.

 

Завершится круга ход,

Солнце желтое придет,

 

Кашу сварит и народ

Ясно, сыто заживет.

 

Долго думал над загадкой Иван Царевич,  на то он младший сын, чтобы такие загадки разгадывать. Разобрал слова мудреные и понял, о чем они говорят. Взял он щит и пошел в теплые страны пропитания искать себе и люду своему. Долго ли, коротко ли, шел Иван Царевич. Привела его дорога на торговый путь. Присел Иван Царевич отдохнуть. Идет мимо по торговому пути Ходжа Насреддин и волочит по земле железный казан на двенадцать ведер. Говорит ему Иван Царевич:

— Здравствуй, Ходжа Насреддин! У тебя железный казан на двенадцать ведер, а у меня золотая крышка на шестнадцать ручек. Давай кашу варить.

— Давай, — говорит Ходжа Насреддин. — А, ты, знаешь как?

— Знаю, — отвечает Иван Царевич. — Мне от моего батюшки секрет достался. Поставь казан на огонь и дрова подкладывай — это твоя забота будет.

Сделал все Ходжа Насреддин, как Иван Царевич велел. Накрыли они железный казан на двенадцать ведер золотой крышкой на шестнадцать ручек. Сидят. Друг на друга глядят. Кашу варят.

 

Идет по пути торговому Слон. Увидел он железный казан на двенадцать ведер, покрытый золотой крышкой на шестнадцать ручек и глаз отвести не может. Ходжа Насреддин ему говорит: «Здравствуй, Слон! Дай нам то, что у тебя есть. Садись с нами кашу варить». Дал Слон пряности и сел рядом с  Ходжой Насреддином. Стали они вместе кашу варить.

 

Идет по пути торговому Дракон. Увидел он железный казан на двенадцать ведер, покрытый золотой крышкой на шестнадцать ручек и глаз отвести не может. Слон ему говорит: «Здравствуй, Дракон! Дай нам то, что у тебя есть. Садись с нами кашу варить». Дал Дракон златозерного риса и сел рядом со Слоном. Стали они вместе кашу варить.

 

Идет по пути торговому старший брат Ходжи Насреддина. Увидел он железный казан на двенадцать ведер, покрытый золотой крышкой на шестнадцать ручек и глаз отвести не может. Слон ему говорит: «Здравствуй, старший брат Ходжи Насреддина! Дай нам то, что у тебя есть. Садись с нами кашу варить». Дал старший брат Ходжи Насреддина воды и сел рядом с Драконом. Встал Иван Царевич и добавил к воде молока. Стали они вместе кашу варить.

 

Идет по пути торговому отец Ходжи Насреддина. Увидел он железный казан на двенадцать ведер, покрытый золотой крышкой на шестнадцать ручек и глаз отвести не может. Иван Царевич ему говорит: «Здравствуй, отец Ходжи Насреддина! Дай нам то, что у тебя есть. Садись с нами кашу варить». Дал отец Ходжи Насреддина соли белокаменной и сел рядом с Иваном Царевичем. Стали они вместе кашу варить.

 

Идет по пути торговому Циклоп. Увидел он железный казан на двенадцать ведер, покрытый золотой крышкой на шестнадцать ручек и глаз отвести не может. Иван Царевич ему говорит: «Здравствуй, Циклоп! Дай нам то, что у тебя есть. Садись с нами кашу варить». Дал Циклоп масла и сел рядом с отцом Ходжи Насреддина. Стали они вместе кашу варить.

 

Идет по пути торговому Журавль. Увидел он железный казан на двенадцать ведер, покрытый золотой крышкой на шестнадцать ручек и глаз отвести не может. Иван Царевич ему говорит: «Здравствуй, Журавль! Садись с нами и кашу вари». Сел Журавль между Циклопом и старшим братом Ходжи Насреддина. Стали они вместе кашу варить.

 

Объяснил всем Иван Царевич, у кого какая забота будет:

Ходже Насреддину — дрова подкладывать;

Слону — следить, чтобы каша через край не полезла;

Дракону — пену снимать;

Старшему брату Ходжи Насреддина — кашу перемешивать;

Журавлю — из того что есть, сварить то, что понравится всем;

Циклопу — пробу снимать;

Отцу Ходжи Насреддина — кашу всем раскладывать.

 

Взял Журавль все, что у них было, отмерил нужные доли и отправил в казан. Долго ждать не пришлось — сварилась каша. Отведал Иван Царевич кашу и говорит: «Вкусна каша, как у моего батюшки!» Отведал Ходжа Насреддин каши и говорит: «Сытна каша, как у моей матушки!» Стали они все вместе кашу есть, да батюшку с матушкой славить.

 

Вернулся Иван Царевич домой в свое Царство. Зашел в царскую светлицу, повесил золотой щит на шестнадцать ручек на стену и говорит: «Знаю я как кашу варить, чтобы наш народ кормить». Тут и Царь-батюшка появился. Послал он военную дружину в дремучий лес старшего брата отыскивать. Исполнила дружина царский наказ. Брат старший из лесу вернулся и полные сани дров привез. На радостях обнялись они все, расцеловались. Да стали они жить поживать и добра наживать.