Как Царь-батюшка от столетнего сна пробуждался

 

Средь морей и океанов

Под волением каганов,

Царство сонное лежит,

Царь-отец в нем крепко спит.

 

Есть у батюшки три сына:

Старший — ленится детина,

Средний — с деньгами живет,

Младший — песни все поет.

 

Двое сыновей не спят,

Рыбку ловят и кричат,

Знать не знают почему

Нет житья им по нутру.

 

Ясным утром на заре

Вдруг почуяли оне:

Царь на бок перевернулся

И тихонечко проснулся.

 

Встал, светлицу осмотрел,

В щелку ясный свет узрел,

В колокольчик позвонил,

Слугам верным говорил:

 

«Люди вы мои родные,

Все красавцы удалые,

Целый век я почивал,

Сны диковинны видал.

 

Но, проснувшись поутру,

Чую брешь в своем нутру.

Яств не кушал сотню лет.

Приготовьте ж мне обед.

 

Пока спал я на полатях,

Ели вы с водой оладьи.

А теперь другой уклад:

Съесть иное буду рад.

 

Замесите с молоком

Тесто правым кулаком.

На железну сковородку

С маслом желтым посередке

 

Выливайте вы его,

Жарьте с двух сторон всего,

А затем с огня снимайте,

На стол живо подавайте!»

 

Слуги тут же побежали,

Кухню кверху дном подняли.

Повара спешат за раз

Выполнять царев заказ.

 

Пламя, масло, сковородки!

Царской кухни действа четки.

Вскоре свора поваров

Напекла Царю блинов.

 

Теплым маслом их полили,

Стопкой вкусною сложили

И доставили еду

Прямо к царскому столу.

 

Масло на устах блестит,

Царь душевно говорит:

«Всем поклон за угощенья,

Да хочу к блинцам варенья.

 

Вижу, что пока я спал,

Сон свой сладкий узревал,

Вы одну черешню ели,

Думать-мыслить не хотели.

 

Нынче — шире кругозор!

Взяв у плотника топор,

Вы орехи поколите,

А черешню рассеките.

 

Из орехов ядра выньте,

С вишни мякоти подкиньте,

Вместе все соедините

И варенья наварите».

 

Слуги тут же побежали,

Кухню на уши подняли.

Повара спешат тот час

Исполнять второй заказ.

 

Варят, парят, шелушат,

Приготовить вар спешат,

Суеты прошли мгновенья —

Приготовлено варенье.

 

Красну чашу вынимали.

Сладким варом наполняли.

И к полуденным часам

Подали Царю к блинам.

 

Сладки капли на блины

Пали с царской бороды.

Трапезу закончил Царь,

Стороны той Государь.

 

Благодарности слова

Молвил Батюшка тогда:

«Смог я голод утолить.

Буду ПРАВДОЙ вам служить!»

 

Долго не заставив ждать,

Царь велел ему позвать

Для вершенья вольных дел

Человека в свой удел.

 

Время лишь мгновенье длится

И в цареву зал-светлицу

Слуги ропотно бегут,

За собой Балду ведут.

 

Встал он пред Царем смиренно.

Молвил Царь ему надменно:

«Славный ты, Балда, работник:

Писарь, водонос и плотник.

 

Вот тебе се коромысло.

Камни вешай очень чисто.

Вот тебе перо, топор —

Записать наш разговор.

 

Взявшись за любое дело,

Обухом орудуй смело.

Я не стану тя судить,

Что те строить, что делить».

 

Вопрошал Царя Балда:

«Просьба есть к тебе одна.

Дай-ка мне блинков отведать,

Чтоб на службе дело ведать».

 

«Сие исполнить обращенье! —

Было тут царя реченье, —

А про полбу позабудь

И ступай на новый путь».

 

С этой мыслью мудреца

Покидал Балда Отца.

Царь, устав от тяжких дел,

Поразвлечься захотел.

 

Он окошко открывает

И сороку призывает:

«Птица-белые бока,

Ты лети-ка в облака.

 

Да по Царству моему

К сыну младшему. Ему

Дай клич праздник собирать —

Будем в Царстве пировать.

 

А затем лети в народ,

В каждый мелкий огород,

Разнеси благую весть,

Как хозяйство будем весть.

 

Приглашает Царь на пир

Все дворы и целый мир,

У кого ушли все годы

На любимые работы».

 

В Царстве птица полетала,

Добрых гостюшек созвала,

Не заметила народ,

Что бездельничал весь год.

 

Из больших людей и малых

Собирались гости в залах.

В пировальню входит Царь —

Солнцеликий государь.

 

Младший сын его встречает

И на место провожает,

Меж гостей его ведет.

Славу им народ поет!

 

Молвит младший сын Царю:

«Всей душой тебя люблю!

И пока вкус меда сладок,

Будет в Царствие достаток.

 

Видишь, пир стоит горой.

Здесь и сытость, и упой,

Справно сделана работа —

РАДОСТЬ, ведь, моя забота».

 

Праздник тянется и вот,

Нагулявшись, весь народ

Возжелал чайку напиться,

Да восвояси воротиться.

 

«Пиру близится конец! —

Молвил Царствия Отец, —

Чтобы праздник завершить

Будем самовар топить».

 

Средний сын дрова принес

И к трубе огонь поднес.

Запылал поленьев жар,

Жаждет варки самовар.

 

Младший сын, на лик Царя

Глядя, вопрошал любя:

«Что нам в самовар налить,

Чтобы чай начать варить?»

 

Царь промолвил всенародно:

«Раньше лили, что угодно,

А теперь  другим путем:

Воду с молоком нальем!

 

Трав душистых добавляйте,

Маслом желтым заправляйте.

Младшим сыновьям варить,

Так, чтоб люду угодить».

 

Царского чайку попили

И домой всех проводили.

Многовкусная вода!

Выпит самовар до дна!

 

День уж к вечеру идет,

Царь сына среднего зовет,

Просит, разогнав зевоту,

Показать его заботу.

 

Сын велел коней уздать,

В ладну тройку запрягать.

Едут сани на базар

Там осматривать товар.

 

На базаре рыбный ряд

Занял все лотки подряд.

Торг ведут ловцы на рыбу:

«Взял язя — отдам ставриду».

 

Видя это преступленье,

Молвил Царь без сожаления:

«В ясном Царствие моем

Стыдно слыться рыбаком!

 

Всем даю такой наказ,

Ты, Балда, пиши указ.

Рыбы можно наловить,

Чтобы только люд кормить.

 

Во все торговые ряды,

Должно завезти еды

И не съедобного товара

Для торгового навара.

 

Чтоб у купца была работа

На базарные ворота

Поместите на века

ИЗОБИЛИЯ рога».

 

Сквозь торговые ряды

Вышел Царь попить воды

И сказал второму сыну,

Что пора будить Детину.

 

Средний старшего поднял

И к Царю идти сказал.

Встретил сыновей отец

И промолвил наконец:

 

«Вы сверх меры ели, пили,

Горы грязи наплодили.

Мусор надо убирать,

Да из Царства удалять.

 

Слугам следует донесть

До людей такую весть,

Чтобы, как в былые дни,

В меру кушали они.

 

Будет мера и тогда

В Царстве будет чистота.

Всякий здравье обретет.

Силушка в народ придет.

 

Ворог, видя наш успех,

Бросит немощный доспех,

Развернется у ворот

И судьбу корить пойдет» —

 

Так сказал великий Царь,

Стороны той Государь.

Попрощался с средним сыном

И пошел домой к Детине.

 

Приближение Отца

Подбодрило молодца.

Захотел он на работу,

Показать свою заботу.

 

Он Царь-Батю обнимает,

В гости смело приглашает.

Но в его-то стороне

Закручинились оне.

 

Все ограды покосились,

А ворота растворились.

Все, от люда до скота,

Ходят здесь туда-сюда.

 

Сыну старшему Отец

В честь их родственных сердец,

На землице промеж грядок,

Повелел ввести ПОРЯДОК:

 

«Всем внутри иметь заборы,

В дверях крепкие запоры.

Окна можно отворять,

В занавески наряжать.

 

Всем мы рады, и врата,

Пусть открыты навсегда.

Стража в них должна стоять,

Всех на дружбу проверять.

 

Кто полезет через стену

Иль задумает измену,

Сразу вошь ту изловить

И немедля погубить».

 

Согласился старший сын,

Наказал всем ладить тын.

А затем они с Царем

В лес поехали вдвоем.

 

Царь в лесу учил сынка:

«Ты послушай старика.

Раньше вы дрова рубили

Из просеки уходили.

 

Избы ладили, дома,

Дорогие терема.

Получалось, что народ

Дом имеет, но не тот.

 

Дам тебе совет, дружина.

Исполняй его, мужчина.

Чтоб не горевала веста,

Все сади на свое место.

 

Дерева в лесу рубить —

Но нужно новые садить.

Мать Сыру-Землю люби

И за все благодари!»

 

Принял Сын совет Отца,

Образумился с лица,

Встрепенулся, ободрился,

Никогда впредь не ленился.

 

Попрощался Царь-Отец

И уехал во дворец.

Сел он в царскую светлицу,

Только спать не стал ложиться.